Доставка по всей России
Оплата при получении

Заказать звонок

Заказать звонок

Заполните форму и мы Вам позвоним!

В формате 123-123-1234 (для России)
или +7-123-123-1234
Введите последние 5 символов слова “комментарий”
Закрыть окно

Бочка для винодела — начало всех начал

Сегодня одним из главных показателем мастерства винодела стало его умелое обращение с бочками. Стоит отметить, что, есть некоторые вина, не терпящие дуба, так же, как и есть виноделы, не любящие его. Однако полно и таких, которые считают дуб единственной «косметикой», которую вино может позволить себе. Виноделы и биодинамисты, умеющие разговаривать с виноградной лозой, из-за похожести бочки с яйцом считают ее началом начал, а вино, соответственно, квинтэссенцией мироздания. Такие люди абсолютно убеждены, что бочка является не столько методом управления процессом окисления, сколько утробой, в которой вино становится именно вином. Поэтому не удивительно, что виноделы являются самыми ревностными коллекционерами бочек. У большинства из них имеются бондарные изделия, на которых стоят клейма самых различных французских бочкарей: Seguin Moreаu, St. Martin, Vicard, Ermitage, Radoux, Quintessence, Trieul, Billon и многих других. Для виноделов бочка является первейшим предметом гордости. Деревянную тару от François Frères и Taransaud они холят и лелеют подобно тому, как коллекционеры — раритетные вина. Даже в своих интернет-блогах виноделы пишут о своих любимых бочках. Так, например, один продвинутый австралийский винодел делится своими впечатлениями от дегустации полугодовалого шираза, настаиваемого в бочках четырех разных производителей. У вина, выдержанного во François Frères, по его мнению, чувствуется отчетливый запах бекона. В Mercier, производящего «деликатные» бочки из Тронсэ, ощущается больше попкорна и масла. В бочке из небольшой бургундской бондарни Meyrieux, чьи изделия по утверждению многих виноделов идеальны для сира, больше ванилина и специй. А в баррике от компании Gillet фруктовость пострадала меньше всего. Пенсильванский, миссурийский, или литовский дуб, по мнению большинства виноделов, не идет ни в какое сравнение с французским, особенно, если это Вогез и Тронсэ. Хотя справедливости ради стоит сказать, что в конце 19 века в мире особой популярностью пользовался балтийский дуб. Только зародившееся виноделие в Австралии работало исключительно на бочках из Клайпеды. В 20-е гг. прошлого века для заработка иностранной валюты в Стране Советов большое количество лесов ушло на экспорт. Бургундские бондарни были обеспечены дубами, выросшими под Казанью. В настоящее время все чаще говорят о возрождении былого величия восточно-европейских лесов. Якобы краснодарская фирма поставляет свои клепки во французские мастерские Radoux и Seguin Moreu. А украинская компания с Ивано-Франковщины, ранее занимавшаяся производством кадок для засолки, заключила договор с бургундцами из Мерсо на поставку бочек. Украинцы уверены в своем радужном будущем, поскольку стоимость французских бочек составляет 700 евро, а украинских — 300. Однако, широкого признания в мире удалось достичь единственной стране из бывшего соцлагеря — Венгрии. Учитывая большое количество собственных лесо,в вряд ли французским бочарам нужны богородчанские бочки или адыгейский дуб.